Вышел альбом Илиинского мужского хора «Русь уходящая»

  • Размещено: 11.01.2017 12:06
  • Страна: Россия
  • Город: Москва

Описание

Мужской хор храма пророка Илии в Черкизове записал альбом, который состоит из двух дисков. Первый диск включает в себя духовную программу, второй – условно «светскую». В связи с этим долгожданным событием мы – воспитанники воскресной школы, решили взять интервью у наших хористов. Публикуем выдержку из нашей большой беседы и предоставляем слово певчим – Александру Гостеву, Дмитрию Зуеву, Максиму Капранову, Илье Лаптеву.

– Максим, расскажите, пожалуйста, как Вы пришли к жизни в Церкви?

– В храме я, можно сказать, с отроческих лет. Не стану хвастаться, но это было не мое решение. Скорее, заслуга родителей, хотя мне с детства очень нравилась храмовые атмосфера и архитектура. Но само богослужение для меня было какой-то неимоверной мукой, потому что я много чего в нем не понимал. А пение я с детства вообще ненавидел. Ни музыка, ни пение – мне это все не нравилось. Уже будучи в храме достаточно продолжительное время, я решил, что нужно как-то избавляться от своей моральной муки (от непонимания богослужения), необходимо попытаться понять, что же происходит на службе. Стал изучать ход богослужения, подпевать хору. Вскоре попал на клирос, к тому времени моя мама стала регентовать. Я начал учиться петь. Для меня это было очень сложно, несмотря на то, что я посещал музыкальную школу. В те годы я даже не мог с кем-либо построить аккорд.

– А сейчас легко очень?

– Да, достаточно легко. Раньше были такие моменты, когда я затыкал уши и пытался просто петь свою партию. Потом я поступил в музыкальное училище, при котором была моя музыкальная школа. Надо отдать должное, там были хорошие педагоги, отличный коллектив, и мне это многое дало. Появился фундамент для будущего музыкального развития. В этом учебном заведении был смешанный хор (мужчины и женщины), для которого отобрали более-менее поющих людей, поэтому мне пришлось в него вступить. Там же, кстати, я познакомился вообще со спецификой и практикой пения в мужском хоре.

– Уже после окончания семинарии?

– После семинарии, да и в армии тоже. Я служил в специфической военной части, где помимо военной службы мы пели в храме. И иногда даже ездили с выступлениями. Да и после армии я продолжал заниматься пением. В итоге сначала познакомился с Александром Гостевым, нашим Илиинским регентом. Однако сразу нам не удалось вместе работать. Но в 2008 году мы стали петь в одном хоре, потом уже я узнал Илью Лаптева и Дмитрия Зуева, теперешних моих коллег по Илиинскому мужскому хору. Мы уже лет десять как знакомы и поем вместе. Я ребятам очень благодарен за профессионализм. Мне с ними очень легко и достаточно комфортно работать. Их музыкальный уровень – это для меня определенная цель, которую необходимо достигать.

– Дмитрий, расскажите, пожалуйста, чем Вы сейчас помимо хора занимаетесь?

– Записью шумового звучания фильмов, поскольку моя супруга давно с этим связана. Мы когда-то вместе начинали, но так получилось, что я отошел в сторону, однако на нынешний момент сижу за компьютером и пишу шумовые дороги для фильмов. Все звуки, которые с кино связаны. К примеру: разбивание посуды, топот коней.

_MG_0191-Edit.jpg

– Получается, что многие фильмы нашего времени, российские, выходят при Вашем с женой деятельном участии?

– Нет, и зарубежные тоже. Не так давно с Ирландией было несколько проектов. Я считаю, что моя часть работы – ремесленная рутина. По сути, я просто сижу за компьютером и просто нажимаю на кнопки. Все работы сейчас не вспомню, но из последних проектов, который не так давно делался – «Викинг». Очень крупный, достаточно нашумевший, большой российский фильм. Он только вышел на большой экран. Костюмеры по-настоящему задумались над реквизитом для съемок, видимо, они приглашали определенных специалистов, потому что все очень добротно сделано. Не бутафорские костюмы, а настоящие мечи, защита. Помимо шагов, нужно было озвучить ещё и удары меча, как всякие котелки падают. Также приходилось озвучивать «шурши», – когда человек идет и вся его одежда шуршит. И было очень забавно смотреть на супругу, когда она все это на себя нагрузила и начала трясти. Самое увлекательное, что, когда это вставляешь в видеозапись, звучит очень здорово. Викинги идут, громыхают своими латами, мечами. Мне кажется, что это по-своему забавно, однако, как и в любой работе, имеется своя повседневность. Как и в пении. Но я считаю, что главное – не опускаться ниже определенного уровня. Держать себя хотя бы на минимальном уровне, и все будет хорошо. От этого зависит, будешь ли ты получать удовольствие.

– Александр, как Вы считаете, какая аудитория в нашем храме, холодная или теплая?

– Конечно же, аудитория теплая. Но при теплой аудитории и ты должен быть теплым. Притом, намного даже больше, ведь ты несешь музыку. Ты для тех, кто находится в пространстве богослужения, своеобразный проводник Истины. Здесь ты должен привести не свое осмысление музыки, не красоту и гармонию, а в первую очередь ты должен найти смысл слов, которые ты поешь в совокупности с молитвенным настроением. То есть здесь психология должна неразрывно связываться с христианским мироощущением. Для меня это исключительное правило. Я считаю, что регент церковного хора, должен быть не просто верующий, а иметь хоть какое-то понимание о Церкви, важно духовное образование. Потому что петь может любой музыкант. Но для того чтобы сделать церковную музыку именно церковной, нужно глубокое понимание. У нас в храме очень теплая атмосфера, на мой взгляд. Это чувствуется. В какой-то момент я начал обращать внимание на то, что люди действительно слушают. Причем очень внимательно. И тишина, которая сопровождает пение, она очень приятная.

Кстати, сейчас появилась некая традиция. Когда мы поем, весь храм припевает.

– Вы правы, прихожане стали подпевать…

– А Вы в Словакии не были?

– Нет.

– У них западная часть католическая, а восточная – православная. В Словакии в храмах поет весь народ, у них нет как таковых хоров по определению. Когда висела реклама о том, что у них будет выступать церковный хор, они вообще не понимали, что это такое и для чего это нужно. Когда я был в Словакии, я для себя решил пойти и послушать, как у них богослужения проходят. И когда я попал на службу, это было просто непередаваемо: 350 человек пело в унисон и, самое удивительное, что все в него попадали и все знали, что пели. Это эффект ни с чем невозможно сравнить. Когда ты выступаешь на сцене и всем нравится, то тут тоже самое, просто большой сгусток энергии. Некоторые говорят, что они безумные, однако нет, они не безумные. И войдя в храм в Словакии, когда они запели, мне действительно захотелось затанцевать. Вообще, это логично. Мы приходим к Богу и величаем Его как «Отче наш». Ты же к отцу приходишь не с кислой миной. Ты пришел к Богу (к Отцу), у тебя праздник.

_MG_0370 (1).jpg

– Илья, расскажите, как выстраиваются Ваши взаимоотношения с детьми? Как Вы с ними общаетесь? Пытаетесь ли Вы изучать с ними основы Православной веры?

– У меня дочь ходит в воскресную школу при нашем храме. Поэтому нельзя сказать, что я прямо усердно ее учу Православию. К себе иногда возникает очень много вопросов по этому поводу. Даша иногда неожиданно спрашивает. К примеру:

– Папа, а ты знаешь кто Землю создал?

– Ну, Бог создал Землю.

– А правда, что Бог все видит?

–Да, наверное.

И она мне говорит: «Папа, я ночью лежала в комнате и говорю ʺПривет, Бог!ʺ Долго ждала, Он мне так ничего и не ответил…»

– Он просто улыбался в ответ, – отреагировал певчий Дмитрий.

–Умилялся, – сказала наша преподаватель по журналистике. На том мы беседу и завершили.

Подготовила Елена Монахова, в беседе участвовал Марк Артемов,
старшая группа воскресной школы

Источник

А ВЫ ПОДЕЛИЛИСЬ ЭТОЙ ИНФОРМАЦИЕЙ С ДРУЗЬЯМИ? :)





  

Всего просмотров: 202, за сегодня: 2

  

Идентификатор: 6285875f50c7dda3

Комментарии:

Реклама