Светлана Игнатьева: «Я счастливый человек, я всЁ время пою»

  • Размещено: 02.02.2017 10:32
  • Страна: Россия
  • Город: Архангельск

Описание

«Я счастливый человек, я всЁ время пою», — говорит про себя Светлана Игнатьева, художественный руководитель Государственного академического Северного русского народного хора. Светлане Конопьяновне в феврале исполнится 70 лет.

00000244

Мы сидим в кабинете, где в 2008 году я брала интервью у легендарного руководителя Северного хора, тогда она его возглавляла, — Нины Мешко. Я помню, как Нина Константиновна сразу и напрочь сбила меня с серьёзного настроя, поменяв ход интервью. «Чего ты сутулишься, ведь молодая ещё, — в шутку хлопнула она меня по спине, — нужно заниматься гимнастикой». Она встала к роялю и, опираясь на него, начала показывать мне упражнения, а я — повторять за ней, больше ничего не оставалось.

Тот рояль всё ещё стоит в кабинете, а Нины Константиновны уже нет, она ушла в том же, 2008 году. Место руководителя Северного хора заняла Светлана Игнатьева.

Сохранить «золотой фонд»

— Вам не страшно было сесть в это кресло? Ведь за всю 90-летнюю историю Северного хора его возглавляли две мощные, харизматичные личности — Антонина Колотилова и Нина Мешко. Хор ассоциировали прежде всего с ними.

— Всё случилось неожиданно для всех, Нина Константиновна ушла из жизни. Она действительно была очень харизматична, на неё хотелось смотреть, хотелось с ней общаться, она притягивала к себе. Конечно, была ответственность. Я помню, мне дали всего два дня на размышление, и после губернатор Илья Филиппович Михальчук сказал: «Времени больше нет, соглашайтесь». Теперь я думаю: слава Богу, что я сделала этот шаг, потому что, если бы я отказалась, не было бы внутреннего спокойствия. Мне не страшно было войти в этот кабинет, у меня уже был большой опыт работы с северной песней. И тут ещё  ревность сыграла роль: а если бы пришёл человек со стороны, и если бы он стал трактовать наше по-другому, то что стало бы с хором?

— Пришлось ли кардинально менять репертуар?

— Если проследить весь путь Северного хора, то сначала он был этнографическим коллективом, потом стал профессио­нальным. Репертуар со временем менялся. У Антонины Яковлевны не было профессионального образования, она внутренним чутьём всё понимала. Её задача была — прославить северный край и популяризировать северный фольклор. А Нина Константиновна пришла в хор, уже имея консерваторское образование и опыт работы в хоре Русской песни Всесоюзного радио. При ней стали принимать профессиональных, академических певцов, такой интересный поиск начался — многоголосье. Она сформировала свой творческий костяк, здесь уже появилась гнесинская школа. Высокопрофессиональный состав и дал ту направленность, которая сейчас присутствует и от которой мы не отходим. Задача художественного руководителя — сохранить «золотой фонд», я не имею право его потерять.

Но, с другой стороны, если бы я повторяла репертуар, мне бы сказали: «Почему ничего нового не привнесли?» Поэтому мы сделали несколько новых постановок. К 300-летию Ломоносова мы написали музыку на псалмы нашего великого земляка, и теперь их подхватил Академический хор, исполняет один номер из кантов. Когда готовились к 90-летию Северного хора, восстановили «Северную свадьбу», поставленную в 80-х годах в Северном хоре режиссёром Игорем Тереховым. Мы её дополнили, а вторую часть юбилейного концерта связали с морем.

— Вы выступали на итальянской сцене вместе с хором имени Пятницкого, ансамблем имени Игоря Моисеева, не чувствовали себя провинциалами рядом с ними?

— Мы выступали не только на итальянской сцене, фестиваль «Созвездие России» шёл в разных странах: в Италии, Германии, Нидерландах, во Франции. И мы действительно выступали с артистами высокого уровня, видели работу профессионалов, но провинциальности не чувствовали. Наверное, не случайно нас пригласили на фестиваль как единственный хор из российской глубинки. В Голландии был такой случай. Перед выступлением, а мы выступали на открытой площадке, нас предупредили: неподалёку устраивают митинг люди, так сказать, другой ориентации, и могут быть провокации. Но когда начался концерт и зазвучала музыка, люди оттуда стали переходить к нам, они улыбались, удивлялись тому, как красиво и хорошо мы поём.

00002bae

Встреча-судьба

— Я читала, что в 70 -е годы Лешуконский народный хор пригласили выступить в Югославии. Как такое было возможно? А сейчас может деревенский хор отправиться за границу по приглашению?

— Я тоже тогда пела в Лешуконском хоре, я работала в то время в музыкальной школе. Это была моя первая поездка за границу. Роскошный был фестиваль, из 17 стран собрались коллективы. Я помню, как переезжали границу, полосы эти на земле отчерчены, было очень трепетно. А как мы туда попали? Из министерства культуры приехали представители, которые посмотрели нашу программу. Одна из них — главный редактор журнала «Балет» Валерия Уральская, вторая — Татьяна Сергеевна Шанталинская. С ними у меня и связана судьба. Это они мне сказали: «Тебе надо ехать поступать в Москву», хотя я не собиралась.

А фольклорных фестивалей сейчас много, но всё за деньги.

— А как вы познакомились с Людмилой Зыкиной?

— Когда я работала в академии имени Гнесиных, у Зыкиной был вокальный ансамбль «Россия», она была его создателем и художественным руководителем. Людмила Георгиевна взяла меня в группу хормейстером, и мы ездили с этим ансамблем на гастроли. Помню радушный приём в Корее, мы выступали там два раза на фестивалях, посвящённых дню рождения президента Ким Чен Ира. Культура в Корее на очень высоком уровне. Там есть чему поучиться, у них все от мала до велика поют — дети, военные. Я до сих пор помню, что это был апрель и цветение азалий — это было прекрасно.

— Как вы относитесь к проекту «Бурановские бабушки»? Почему бы не создать коллектив «Архангельские бабушки»?

— Наши «Северные жемчуга» — наши бурановские бабушки. Такие же эмоциональные, энергичные, такие же прекрасные. Но у нас эмоции не напоказ. В северную песню категорически нельзя привносить шоу.

— Что для вас песня?

— Песня для меня — это моя жизнь. Я счастливый человек, я всё время пою. Народная песня вся выплакана и выплясана. Думаю, этим всё сказано.

35c72af825310256f24c39db58a94a13

«Мы добрые и суровые»

— Чем будет жить Северный хор в наступившем году?

— Это год сложный, мы запланировали такой проект «шесть Д». У нас будет 6 юбилейных дат. Сначала мой юбилей, потом юбилей оркестра (65 лет), затем, в мае, 100 лет со дня рождения Нины Константиновны Мешко, 100-летие со дня рождения Бориса Куприяновича Туровника (руководитель оркестра Северного хора с 1958 по 1995 гг., преподаватель Архангельского музучилища. — Ред.). Потом у нас юбилей малого хора (5 лет) и 100 лет Ивану Захаровичу Меркулову (главный балетмейстер Северного хора с 1967 по 1991 гг. — Ред.).

— Светлана Конопьяновна, а какие мы, северяне?

— Когда начинаешь понимать, где ты рос и почему ты должен держаться за свои корни всеми силами, то тебя тянет к тому, с чего всё начиналось, и это, исконное, в тебе начинает оживать. Когда читаешь нашего Бориса Шергина, «Сказ о Беломорье», Ксению Гемп, Личутина, Абрамова — там всё одно же — переживание. Какие люди были! Вся культура северная — православная, народ был религиозный, и она вся наполнена интонацией доброты. Потому что дом оберегала женщина. И если взять текст почитать, там сплошные ласковые слова, ты чувствуешь это, когда пропеваешь, интонация ласкательная. В нас есть и суровость, и немногословность. Очень хорошо писал про северян академик Лихачёв: «Это люди грамотные, высокой культуры». Нам нужно помнить об этом и сохранять северные традиции.

Источник

А ВЫ ПОДЕЛИЛИСЬ ЭТОЙ ИНФОРМАЦИЕЙ С ДРУЗЬЯМИ? :)





  

Всего просмотров: 250, за сегодня: 3

  

Идентификатор: 9535892dfd3432c2

Комментарии:

Реклама