«Необычный концерт» хора Владимира Минина

  • Размещено: 11.01.2017 20:31
  • Страна: Россия
  • Город: Москва

Описание

В преддверии своего 45-летия, которое будет отмечаться в апреле 2017 года, Московский Государственный академический камерный хор (более известный как «хор Минина») дал 22 декабря 2016 года в Концертном зале им. Чайковского «Необычный концерт» – так его объявили перед началом.

В программке он назван «Новогодние метаморфозы» и включён в программу Фестиваля искусств «Русская зима».

И действительно, концерт необычен как по подбору исполненных сочинений, так и по исполнителям.

Программа состояла из трёх русских номеров, затем музыки латиноамериканских авторов – Эйтора Вила-Лобоса, Астора Пьяццоллы, Ариэля Рамиреса, Консуэло Веласкес; американца Джорджа Гершвина, латвийского композитора Эрика Эшенвалдса, англичанина Стинга, спиричуэлс.

Московские слушатели впервые увидели за дирижёрским пультом не только Владимира Николаевича Минина, но и сменявшего его молодого нижегородского маэстро Тимофея Гольберга, ставшего дирижёром хора в уходящем году.

Открыли программу три фрагмента из Концерта для хора «Пушкинский венок» Георгия Свиридова: «Зимнее утро», «Мэри» и «Стрекотунья-белобока» (солистка – сопрано Евгения Сорокина). Дирижировал ими Владимир Минин. Он же и заключил программу вечера.

Сколько бы я ни слушал этот свиридовский шедевр русской хоровой музыки в исполнении этого хора, не перестаю восхищаться его стилистической точностью, выверенностью и виртуозностью в отделке деталей. Радует великолепная физическая форма маэстро, далеко перешагнувшего свой 85-летний рубеж.

После «Пушкинского венка» за дирижёрский пульт встал Тимофей Гольберг. Его публичным дебютом в Москве стала «Бразильская Бахиана № 9» для хора a capella Эйтора Вила-Лобоса – бразильского композитора, дирижёра, музыкального критика, собирателя и исследователя фольклора, музыкально-общественного деятеля, создателя бразильской национальной музыки, пробудившего у современников глубокий интерес к фольклору.

Первые сочинения Вила-Лобос создал в 12-летнем возрасте, а за последующие шестьдесят лет написал свыше тысячи (а по мнению некоторых исследователей, до полутора тысяч) произведений самых разнообразных жанров. Он автор 9 опер, 15 балетов, 12 симфоний, 10 инструментальных концертов, более 60 камерных сочинений (сонат, трио, квартетов), пьес для отдельных инструментов, хоров, песен и романсов. Более пятисот произведений написаны Вила-Лобосом с учебными целями для общеобразовательных и музыкальных школ, самодеятельных хоров.

Базой композиторской деятельности Вила-Лобоса было великолепное знание сложнейшего по составу бразильского фольклора, впитавшего элементы индейской, африканской, европейской (в частности испано-португальской) музыкальных культур.

Цикл из девяти пьес «Бразильские Бахианы» – одно из наиболее известных и популярных его сочинений. Название отражает преклонение автора перед гением Иоганна Себастьяна Баха, однако стилизации под музыку гениального немецкого кантора в нём нет. «Бахианы» являются ярким проявлением национального стиля и типичной бразильской музыкой.

«Бразильские Бахианы» написаны Вила-Лобосом для разных составов исполнителей:

№ 1 – для ансамбля виолончелей,
№ 2 – для камерного оркестра,
№ 3 – для фортепиано с оркестром,
№ 4 – в двух вариантах: для фортепиано соло и для большого оркестра,
№ 5 – для сопрано и ансамбля виолончелей – самая популярная из «Бразильских Бахиан» – её пели и записывали чуть ли не все выдающиеся сопрано ХХ века и современности.

№ 6 написана для флейты и фагота,
№№ 7 и 8 – для оркестра.

Последняя «Бразильская Бахиана № 9», исполненная в этом концерте, написана для «оркестра голосов», а именно – для шестиголосного смешанного хора.

Эта «Бахиана» – вершина вокального мастерства Вила-Лобоса. Она чрезвычайно сложна для исполнения: одна только шестиголосная фуга чего стоит! Хор Минина и тенор Евгений Черняк справились с этой труднейшей партитурой блестяще.

Затем прозвучала «Креольская месса» для тенора, смешанного хора, ударных, рояля и народных инструментов – самое известное сочинение аргентинского композитора Ариэля Рамиреса.

Рамирес – автор более трёхсот сочинений, собиратель фольклора и исследователь народной музыки Латинской Америки. Он дважды (в общей сложности 19 лет) возглавлял Союз композиторов Аргентины. У нас известна мелодия под названием «Жаворонок» из его кантаты для хора «Рождество Господне» в исполнении оркестра Поля Мориа, ставшая заставкой самой долгоживущей российской телепрограммы «В мире животных».

По форме «Креольская месса» –  это традиционная католическая месса: Kyrie, Gloria, Credo, Sanctus, Agnus Dei, но не на латыни, а на испанском языке. В её музыкальной основе – народные мелодии Аргентины, Боливии и южных Пампасов. В числе исполнителей «Креольской мессы» был Хосе Каррерас.

В 2011 году отрывки из неё звучали в соборе святого Петра в Ватикане, когда богослужение совершал Папа Римский Бенедикт XVI. В Москве «Креольскую мессу» впервые исполнил именно этот хор, в 2013 году.

Креолы – потомки колонизировавших Америку испанцев и португальцев. В Латинской Америке так называют людей с долей индейской и негритянской крови.

Исполнение «Креольской мессы» было отменным. Хор сумел отлично передать зажигательный характер латиноамериканских ритмов.

Аккомпанировал Мессе Джазовый секстет Олега Бутмана в составе: Олег Бутман (барабаны), Наталья Смирнова-Бутман, (рояль/вокал), Павел Скорняков (саксофон), Павел Протасов (контрабас), Норлан Матурэл (ударные), Дмитрий Колтаков (гитара).

Подлинным героем исполнения «Креольской мессы» стал солист – потрясающий тенор Сергей Годин. Его исполнение настолько впечатлило меня, что я несколько раз просмотрел на сайте филармонии видеозапись этого фрагмента. В записи было ещё заметнее, с каким воодушевлением певец исполнял свою огромную и труднейшую сольную партию. Вдобавок у него в руках оказывалась гитара.

Сергей Годин прекрасно солировал в трёх номерах программы, да ещё принял участие в вокальном квартете хора.

Один номер программы (правда, далеко не лучшим образом исполненный Натальей Смирновой-Бутман) навеял ностальгические воспоминания далекой ранней юности. Я имею в виду песню «Bésame mucho», которую в середине 50-х годов прошлого столетия с крошечного экрана первого советского массового телевизора КВН-49 пели сперва заезжие мексиканцы с гитарами, а потом, кажется, Ружена Сикора. Песня с тех пор запомнилась, а вот про её автора я узнал только сейчас из программки концерта.

Автором этого единственного хита ХХ века, уступающего по рейтингу только битловской «Yesterday», была Консуэло Веласкес Торрес. Эта мексиканская пианистка и композитор, прожившая 88 лет и много чего написавшая, в историю музыки вошла как автор песни «Bésame, bésame mucho».

Эту песню, начинающуюся словами: «Целуй, целуй меня крепче», сочинила молоденькая девушка, только что покинувшая монастырскую католическую школу и гораздо лучше разбиравшаяся в партитурах, нежели в поцелуях. Тем не менее, именно она написала одну из самых романтичных песен в истории этого жанра. Вот её слова:

Целуй меня, целуй меня крепче,
В эту последнюю, нашу последнюю ночь.
Целуй меня, целуй меня крепче —
Боюсь потерять, потерять я тебя навсегда.

Хочется видеть тебя мне,
С тобою быть рядом, в очи глядеться твои.
Только подумай, что, может быть, завтра
Мы будем уже очень, очень далеки.

Целуй меня, целуй меня крепче,
В эту последнюю, нашу последнюю ночь.
Целуй меня, целуй меня крепче —
Боюсь потерять, потерять я тебя навсегда.

(перевод – Владимир Щербаков)

В 1941 году «Bésame mucho» прозвучала по радио – и с того момента стала мировым шлягером. Только по официальным данным тираж записей «Bésame mucho» на 120 языках, более чем в ста странах составил свыше 100 миллионов экземпляров, а исполняли это творение более семисот артистов, среди которых были такие всемирные знаменитости, как «Битлз», Элвис Пресли, Пласидо Доминго, Дайана Росс, Фрэнк Синатра… А в 1944 году «Bésame mucho» стала победительницей первого хит-парада в США.

Увы, что касается исполнения «Bésame mucho» в этом концерте, то оно резко диссонировало со всем остальным – в первую очередь в области вкуса и профессионализма. Вместо яркой эмоциональности мы получили развязно-вульгарную песенку с псевдо-джазовыми завываниями, причём ещё и спетую фальшиво.

Новый дирижёр очень удачно аранжировал для хора «Весну» Астора Пьяццоллы и принёс новую для хора музыку интересного автора – композитора из Латвии Эрика Эшенвалдса – одного из самых востребованных авторов, работающих сегодня в жанре хоровой музыки.

Эрик родился в Риге в 1977 году. С 1995 по 1997 обучался в латвийской баптистской богословской семинарии, в 2004 окончил факультет композиции Латвийской академии музыки под управлением выдающегося латвийского композитора Сельги Менс, также известной многочисленными хоровыми произведениями. С 2002 по 2011 Эрик был артистом государственного хора «Латвия». Два года учился на старших курсах Факультета искусств в Тринити-колледже Кембриджского университета.

В концерте прозвучало сочинение Эшенвалдса «Северное сияние». В нём в качестве дополнительной звуковой краски использованы бокалы из тонкого хрусталя; они наполнены в разной степени водой, и при трении пальцем по кромке звучат нотами разной высоты. И здесь очень интересно солировал Сергей Годин.

Программа концерта показывает, что хору Минина доступны практически любые виды современной музыки. Например, в ней прозвучала песня «Fragile» («Хрупкость») из репертуара известного английского рок-музыканта Стинга, певца и автора песен, мульти-инструменталиста, актёра, филантропа и активиста ненасильственных действий.

Его настоящее имя Гордон Мэттью Томас Самнер (1951 г. р.). «Fragile» стал сейчас более актуальным, чем когда-либо манифестом и символом ненасилия. Приведу полный перевод «Fragile» т. к. в программке он отсутствует.

«Fragile»

Прольётся кровь, когда сольётся плоть с клинком;
Она засохнет в свете яркого заката,
Но смоет пятна завтрашним дождём,
Оставив в памяти навеки боль утраты.

Возможно, этот акт был должен разрешить извечный спор,
Чтоб тот, кто любит яблоки раздора,
Не забывал: хрупки мы как фарфор.

Пусть вновь и вновь прольётся дождь,
А эхо дальних гор
Пусть вновь и вновь напомнит нам:
Хрупки мы как фарфор (хрупки как фарфор).

(перевод – Иван Гром)

И здесь замечательно солировали Евгения Сорокина и Сергей Годин. Переложил «Fragile» для хора Игорь Заборов, скрипач из Госоркестра им. Светланова.

Весьма интересно показал себя новый дирижёр. По моим впечатлениям, жест Тимофея Гольберга не совсем похож на традиционный жест хоровых дирижёров. Он более дифференцирован и чёток.

В хватке правой руки так и видится воображаемая палочка, что выдает его недавнее симфоническое прошлое (а может быть, и будущее). А левая рука работает именно как хоровая. Сочетание этих двух профессиональных стихий – хоровой и симфонической – даёт весьма плодотворный эффект. В этом концерте Гольберг очень неплохо справился с довольно-таки экзотической частью программы. Весьма любопытно, как у него пойдёт традиционная для мининского хора русская духовная музыка.

В заключение концерта хор под управлением Владимира Минина исполнил три спиричуэлс (третью – на бис): «Precious Lord» («Драгоценный Господь», солистка – Елена Гридасова), «Dry Bones» и «Jericho»

Драгоценный Господь

Драгоценный Господь, возьми меня за руку.
Продолжай вести меня, позволь мне встать.
Я устал, я слаб, я одинок.
Сквозь шторм, сквозь ночь
Продолжай вести меня к свету.
Возьми меня за руку, драгоценный Господь,
Приведи меня домой.

Когда мой путь становится тоскливым,
Драгоценный Господь задерживается рядом.
Когда мой свет почти ушёл,
Услышь мой плач, услышь мой зов,
Возьми меня, чтобы я не упал,
Возьми меня за руку, драгоценный Господь,
Приведи меня домой.

Когда темнота появляется, и ночь приближается,
А день кончился и минул,
Я стою у реки.
Направь мои ноги, держи мою руку.
Возьми меня за руку, драгоценный Господь,
Приведи меня домой.

Текст «Dry Bones» («Сухие кости») – из ветхозаветной книги пророка Иезекииля. Бисовая спиричуэлс «Jericho»  (Иерихон) написана на сюжет из книги Иисуса Навина о разрушении от трубных звуков иудейских жрецов стен города Иерихона – самого древнего города мира по Ветхому Завету. (Отсюда пошло выражение об очень громком голосе «Иерихонская труба»).

Иерихон

Иисус Навин сражался в битве при Иерихоне,
Иерихоне, Иерихоне.
Иисус Навин сражался в битве при Иерихоне,
И рухнули стены этого города.

Аллилуйя!

Можете говорить только о вашем Гидеоне,
Можете хвастаться своим царем Саулом,
Но кто может сравниться со старым добрым Иисусом Навином,
Победившем в битве при Иерихоне.

Иисус Навин сражался в битве при Иерихоне,
Иерихоне, Иерихоне.
Иисус Навин сражался в битве при Иерихоне,
И рухнули стены этого города.

Говорю вам!

Новогодние метаморфозы мининского хора оказались весьма интересными; программа была действительно необычной.

Владимир Ойвин

Источник

А ВЫ ПОДЕЛИЛИСЬ ЭТОЙ ИНФОРМАЦИЕЙ С ДРУЗЬЯМИ? :)





Идентификатор: 19058766b6b7558a

Комментарии:

Реклама